Интернациональная жизнь Елены Александровны Чернухо

С колокольни церкви, куда местная детвора любила забираться в поисках развлечений, хорошо была видна чужая, монгольская, территория. Там текла, по детским понятиям, совсем другая жизнь, наблюдать за которой было интересно. Впрочем, интерес сводился не только к лазанию на колокольню: однажды кяхтинские школьники, заблудившись, перешли границу и оказались на монгольской территории. Это для жителей приграничного городка Кяхта было нетрудно, потому что Монголия начиналась едва ли не сразу за порогом.

В маленькой купеческой Кяхте (Троицкосавске), основанной в 1727 году выдающимся российским дипломатом С. Л. Владиславичем-Рагузинским, по указанию которого на месте Барсуковского зимовья была построена деревянная крепость, с самого раннего детства жила моя сегодняшняя собеседница Елена Александровна Чернуха.

— Кяхта — город моего детства и юности, которые прошли в Забайкалье,— рассказывает Елена Александровна. — С этими годами, выпавшими на предвоенное и военное время, связаны самые разные воспоминания…

Старые фотографии, аккуратно разложенные в альбоме, помогают ожить картинам из далекого детства.

— Это моя мама… Это отец… В нашем роду соединилась монгольская, бурятская, чувашская и русская кровь. Поэтому восток в нас очень силен… — Елена Александровна улыбается и рассказывает мне уже историю дня сегодняшнего: — Восточные черты, вам несложно заметить, угадываются и в моей дочке, и в моей внучке, и в правнучке. Между собой мы сейчас порой шутим: смотрите, наша бабушка идет и третью серию ведет…

Такое сегодня случается нередко, потому что уже восемь лет, как бабушка переехала жить в Беларусь, к дочери, к внукам и правнукам. И сегодня Елена Александровна не без гордости говорит, что она уже гражданка Беларуси.

Могла ли о таком подумать девочка, родившаяся и выросшая на Востоке, в маленьком провинциальном городке, который, однако, считался долгое время главным центром русско-китайской и (позднее) русско-монгольской торговли, что жизнь забросит ее на Запад? Безусловно, не могла.

— Я хорошо училась в школе,— говорит Елена Александровна. — Мечтала, что буду медицинским работником. Хотя при этом я понимала, что мои родители, к сожалению, не смогут мне помочь в получении образования: наша семья не имела хорошего достатка. Как сейчас помню разговор, что состоялся однажды у мамы с учительницей русского языка, которая пришла к нам в дом, чтобы рассказать о моих способностях и предложить родителям отдать меня в городское педучилище. Причем сразу на третий курс.

— Лене нужно продолжать учебу,— сказала тогда она. — Пусть станет педагогом. Задатки у девочки есть.

Опытный учитель, она знала, что у ее ученицы все получится, потому что Лена с детства собирала вокруг себя малышей и учила их как настоящий учитель.

Так Елена оказалась в педучилище, которое закончила в числе лучших.

Сразу после выпуска начала работать и откладывать деньги на дальнейшую учебу в институте на историческом факультете. Но совершенно неожиданно планам помешала болезнь.

— Это были последствия моего военного детства, работы в колхозе, на лесозаготовках. Отнялись ноги. В одночасье. Потребовалось длительное лечение в Иркутске. Там меня буквально вернули к жизни.

А потом девятнадцатилетняя Елена приняла предложение руки и сердца от молодого настойчивого офицера-фронтовика Ивана Тимофеевича Тинякова и стала офицерской женой. Вместе служили в самых разных точках. Там, на Дальнем Востоке, в Барабаше, Елена закончила двухгодичные курсы и стала преподавателем кройки и шитья. Эти навыки больше всех других пригодились в жизни: менялись гарнизоны, люди, но всегда среди них были те, кто хотел освоить профессию швеи.

Службу Тиняковы закончили после перенесенного Иваном инфаркта в Находке. Но муж, чуваш по национальности, не захотел оставаться на Дальнем Востоке: мечтал переехать ближе к родине. Хотя бы просто через Урал перебраться.

Выбрали Белгород. Обживать новое место муж Елены Александровны поехал один, потому что дочь Людмила как раз заканчивала школу. Все вроде сложилось: квартиру пообещали, и работа для бывшего фронтовика нашлась. Но прежде, чем устроиться на нее, Иван Тимофеевич решил поехать на родину, где очень давно не был. Оттуда Елена Александровна и получила страшное известие о смерти супруга…

Затем все пришлось начинать с нуля. Заново учиться жить, смотреть в будущее, строить которое пришлось самой.

Через какое-то время появилась новая семья, новые добрые отношения и такая необходимая любой женщине поддержка. Елена Александровна работала, помогала дочери растить внучку. И не предполагала, что этому семейному спокойствию также отпущен небольшой срок: вскоре после Чернобыльской аварии от острого лейкоза умер Петр Дмитриевич Чернуха, второй муж Елены Александровны.

В это время семья жила на Украине.

— Вы не поверите, но там мне даже довелось преподавать в младших классах украинский язык, — улыбается, словно не веря своим воспоминаниям, Елена Александровна. — Очень интернациональная жизнь у меня получилась. Впрочем, тогда многие так жили… Одной большой семьей. И даже песни были соответствующие. Помните: «Белоруссия родная, Украина золотая, наше счастье молодое мы стальными штыками оградим…» Одна из моих любимых песен. Судьбоносной оказалась: в то время, когда я сама жила на Украине, в Беларусь переехала жить моя дочь со своей семьей, а потом перебралась к ней и я. Теперь я гражданка этой страны. И этим очень горжусь. Я чувствую себя своей. Все здесь близкое и родное, будто всегда тут жила.

На новом месте Елена Александровна освоилась сразу. Несмотря на свой пенсионный возраст, дома сидеть не собиралась, поэтому очень скоро нашла себе занятие в клубе «Гармония», что работал тогда в Новой Заре. Появились знакомые, друзья, с которыми и сейчас общается. Сегодня, правда, «Гармонии» не существует, но пенсионеры собираются в «Клубе интересных встреч» при городской библиотеке. Здесь всем очень комфортно и действительно интересно, потому что мероприятия работники библиотеки готовят очень профессионально, с учетом увлечений посетителей.

А еще Елена Александровна активно осваивает с помощью специалиста центра социального обслуживания населения компьютер. Считает, что и в свои 82 года она вполне сможет усвоить какой-то минимум, чтобы стать пользователем.

— Надо стараться идти в ногу со временем,— говорит Елена Александровна.— Человек остается молодым ровно столько, сколько он этого хочет.

И я верю этим словам. Как же не поверить, если на столе в комнате этой интересной женщины лежит альбом с семейными фотографиями начала прошлого века, а рядом — современный ноутбук. Вот такое органичное соседство у современной бабушки и прабабушки… Быть может, именно в этом и есть секрет молодости?..

Елена ШАНТЫКО.

Интернациональная жизнь Елены Александровны Чернухо: 1 комментарий

  • 05.02.2012 в 21:15
    Permalink

    Добрый день! Огромное спасибо автору статьи за этот пост! С большим и нескрываемым интересом прочитала данное интервью! Признаюсь честно, выступили слезы, слезы радости и гордости, что уважаемую Елену Александровну я знаю буквально с самого детства! Я не оговорилась,дело в том, что Уважаемая Елена Александровна-это моя ПЕРВАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА!!! Это наша вторая мама, которая помогла нам вступить на нелегкий жизненный путь. От всей души желаю Вам, драгоценный наш ЧЕЛОВЕК, огромного здоровья, долгих лет жизни и всего самого наилучшего! С Уважением к Вам ваши дети!!!

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *