Путешествуем по Пуховичскому району по маршруту этнографа, писателя и публициста Павла Шпилевского

В середине XIX столетия этнограф, писатель и публицист Павел Михайлович Шпилевский путешествовал по территории Беларуси. Свои наблюдения он высказал в книге «Путешествие по Полесью и Белорусскому краю», которая вышла в 1858 году. Проехал он и по территории Игуменского уезда. Маршрут путешественника пролегал через Турин-Новоселки-Марьину Горку-Кресты-Нивки-Омельно-Горелец-Хотляны. В каждом из населенных пунктов он увидел что-то особенное. Некоторые из этих деревень в настоящее время входят в состав Пуховичского района.

А можно ли сегодня повторить маршрут Павла Шпилевского и посмотреть на Пуховщину его глазами, увидеть то, что видел когда-то он?

Турин

П.М. Шпилевский: «Турин — довольно старинное местечко, оно очень живописно раскинулось на берегах реки Свислочь, которая вместе со своими притоками образует из деревни Турин красивый полуостров. В Турине есть красивая древняя православная церковь и помещичий двор. При дворе устроен сад, который доставляет разные фрукты в минский гостиный двор: особенно славятся туринские груши виневки, смолянки (насквозь розовые)».

Турин, действительно, довольно старинное поселение. В письменных источниках оно впервые упоминается в середине XVI столетия.

Церковь и помещичий двор не сохранились, как не сохранился и сад при дворе. Правда, в Турине и сейчас живут люди, которые кое-что помнят о знаменитых грушах. Среди сторожилов — Михаил Иванович Шинкарик. Он 38 лет проработал в лесном хозяйстве, прошел родные края вдоль и поперек, и знает очень много того, что еще не попало в краеведческие издания. По словам Михаила Ивановича, в деревне действительно выращивали груши и в имении, и в некоторых крестьянских хозяйствах. Занимались этим и предки Михаила Ивановича. Туринские сады были знамениты и в первой половине XX века. Отец рассказывал Михаилу Ивановичу, что скупщики приезжали весной, когда деревья цвели, оценивали будущий урожай и скупали его «на корню». Затем ставили в садах своих сторожей и до самой осени следили, чтобы груши никому не достались. Выспевшие плоды собирали, укладывали в ящики и увозили в Минск. Но зима, когда шла война с финнами, была очень суровая, и сады погибли. Поэтому туринские «виневки» и «смолянки» до наших дней не дошли. Сейчас ни у кого таких сортов нет. И огромных садов, к сожалению, в деревне тоже нет — «грушевой столицей района» Турин уже не назовешь.

Однако если задаться целью, «виневки» попробовать можно. По данным интернет-источников, сорт «виневка» (или «бергамот польский») был очень распространенным. Описывают эту грушу так: «Плоды небольшого размера, весом около 60 г, округло-грушевидные, зеленоватые, кисловато-сладкие. Период потребления — конец сентября — октябрь. Деревья отличаются относительной выносливостью к условиям произрастания, но в суровые зимы подмерзают». Сорт исключен из стандарта Республики Беларусь за сильную поражаемость деревьев и плодов паршой. Но это не исключает того, что у кого-то эти груши сохранились. Кроме того, они до сих пор распространены в соседней Польше. Так что те, кто бывают в гостях у западных соседей, могут поискать «виневки».

А вот груши какого сорта называли «смолянками», мне установить не удалось. Может, кто-то знает?

Дальше по маршруту — Новоселки и Марьина Горка, про которые мы уже рассказывали, а вот деревни с названием «Кресты» на карте района нет, поэтому следующая остановка — Нивки.

Нивки

П.М. Шпилевский: «Из Крестов меня повезли в Нивки, имение Ратынского… В Нивках протекает болотистая речка того же имени, в которой ловятся вьюны — редкость в этом краю, составляющая исключительную принадлежность полесских болот, например, в Пинске и других местах. За Нивками начинает виднеться между дубовыми деревьями река Птичь, которая по мере приближения к Омельну становится шире».

Если даже очень внимательно изучить карту района, то речки с названиями «Нивки» или «Нивка» не найдется. И деревня Нивки в районе только одна — в Дукорском сельском совете. Но она далеко от Птичи, и река за ее околицами не просматривается. Судя по тому, что пишет Шпилевский, современная деревня Нивки и имение Ратынского Нивки — это не одно и тоже. Скорее всего, имение располагалось где-то недалеко от Омельно, но сейчас такого населенного пункта в этом районе нет.

А вот вьюны, которые так удивили путешественника в Нивках, с тех времен перестали в наших краях быть редкостью. Как сообщили в Пуховичской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды, эту рыбу можно встретить практически во всех заболоченных водоемах. Кто не знает, вьюн — рыбка довольно интересная, хоть и не симпатичная на вид, чем-то похожа на угря или змею. Она, например, может дышать не только жабрами, но и с помощью кожи и кишечника, поэтому в состоянии пережидать засуху, зарывшись глубоко в ил. Еще вьюн чутко реагирует на изменение атмосферного давления: перед ненастьем начинает беспокоиться и часто высовываться на поверхность, за что его называют живым барометром. И еще он пожирает огромное количество личинок комара — ценное качество для наших мест. Павлу Шпилевскому вьюны пришлись по вкусу, что видно из его рассказа дальше.

Омельно

П.М. Шпилевский: «Здесь Птичь соединена с каналом, по которому ходят довольно большие суда. Канал этот невелик — от Птичи до Омельно; но отец нынешнего Ратынского хотел провести его дальше к Поречью, что было бы весьма благодетельно, как для омеленских крестьян, так и для соседних: они могли бы сплавлять из Слуцка лен и пеньку, которых очень много приготовляется здесь. Кроме того, этот же Ратынский хотел провести прямую дорогу через Поречье прямо в Слуцк. Пробыв два дня в Омельно, я имел случай отведать свежих вьюнов, которые очень похожи вкусом на форелей, и, кроме того, видел бобров, которые водятся на берегу Птичи… Вдоль набережной Птичи встречаете богатые дубовые, кленовые и грабовые леса. Вообще Омельно, несмотря на свое незавидное положение в географическом положении, может похвалиться кое-чем таким, чего нет в местах, более живописных и даже исторических. В Омельно есть деревянная церковь и при ней полный духовный причт».

Интересно знать, что на территории района когда-то существовали судоходные реки и каналы. По Птичи в этом районе сейчас суда не ходят. И сохранилась ли до наших дней хоть часть того канала, о котором пишет Шпилевский, мне никто достоверно сказать не смог. Если посмотреть на карту, то от Птичи в сторону Омельно действительно через лес проложен канал. Но понять, то ли это сооружение, невозможно. Доподлинно известно, что в этих местах была проведена лесная мелиорация. Однако узнать, разрушили старый канал или его включили в новую систему, пока не удалось. Это тема для небольшого исторического расследования.

Дубы на берегу Птичи в районе Омельно встретить можно и в наше время. А вот клен — только в смешанных рощах, поэтому прогуляться по чисто кленовому лесу не получится. И по грабовому тоже. Но граб, хоть и не сохранился массово возле Омельно, можно увидеть в других местах нашего района, например, недалеко от деревни Мощеново.

И еще непонятно, что имел в виду Шпилевский, когда писал: «…Омельно, несмотря на свое незавидное положение в географическом положении, может похвалиться кое-чем таким, чего нет в местах, более живописных и даже исторических». Что такого интересного показали или рассказали Шпилевскому в Омельно, уже не узнать. Но хочется вспомнить, что эти места связаны с именем княгини Софии Слуцкой, белорусской православной святой. Согласно ее жизнеописанию, она умерла здесь при родах: «Преставилась благоверная княгиня София (19 марта) 1 апреля 1612 года, при рождении не пережившей мать дочери. Произошло это в имении Омельно близ реки Птичь».

Праведная София была последней княгиней славного рода князей Слуцких и Копыльских, потомков великого князя Ольгерда из рода Рюриковичей. Родоначальником князей Олельковичей-Слуцких был внук Ольгерда Олелько Владимирович.

София родилась 1 мая 1585 года. В том же году скончалась ее мать, а в следующем умер и отец, князь Юрий Семенович. Опеку над сиротой приняли на себя дальние родственники. Когда княжна достигла возраста, позволявшего вступить в брак, она вышла замуж за Януша Радзивилла. Накануне свадьбы ее будущий супруг обратился к Папе Римскому с прошением разрешить ему как католику заключить брак с православной княжной Софией Слуцкой, которая веру менять не собиралась и поставила условие, чтобы дети от этого брака были непременно православными.

Жизнь Софии была нелегкой. Единственным ее утешением была православная вера. Княгиня стала защитницей православия в то время, когда была заключена церковная уния. Благодаря усилиям Софии город Слуцк сохранил веру своих предков. Влияние княгини было столь велико, что даже ее муж князь Януш Радзивилл впоследствии издавал грамоты в поддержку православия, глубоко уважая завещанные Софией традиции.

Практически сразу после смерти София стала почитаться в народе как святая покровительница больных женщин, готовящихся стать матерями. Мощи оказались нетленными, на гробнице происходили чудеса. Официально Православной Церковью святая София, княгиня Слуцкая (память — 1 апреля нового стиля) канонизирована по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена в Соборе Белорусских Святых 3 апреля 1984 года. Нетленные останки княгини Софии Слуцкой сейчас находятся в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска.

Горелец

П.М. Шпилевский: «Из Омельно в Хотляны идет дорога чрез болота и речки, на которых нет ни мостов, ни плотин. Проехав деревушку Горелец, я чуть было не утонул в яме посреди болота, промываемого каким-то свирепым ручьем. И никто не подумает об устройстве гребли или плотины на них… Покупавшись в горелецевом болоте, я должен был, к моему горю, заехать в самый Горелец — в жалкую корчемку к жиду и потом к посессору…»

Сегодня по дороге в Горелец в яме посреди болота не искупаешься — давно уже проложены дороги. Но болота вокруг деревни знамениты и сейчас: там много клюквы. И хотя Шпилевский расстроился, что ему пришлось ночевать в этой деревне, для современного путешественника это места интересные. Связаны они с партизанским движением в годы Великой Отечественной войны. В округе Горельца действовала партизанская бригада «Буревестник» 2-й Минской бригады. А 7 ноября 1942 года тут состоялся партизанский парад и торжественный митинг, посвященный 25-й годовщине Октябрьской революции, в котором участвовало 1200 партизан и местных жителей.

В Горельце путешествие по Пуховичскому району по маршруту Павла Шпилевского заканчивается (Хотляны — это уже Узденский район). Понятно, что увидеть все, что видели путешественники в XIX веке, невозможно. За полтора столетия многое поменялось — другие дороги, другие деревни, другой ландшафт. Но попробовать всегда интересно! На любом пути можно сделать для себя маленькие открытия.

Наталья ПАРХОМЧИК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *