Загадки и проблемы Поповой Горки

Братская могила советских воинов и партизан.


Для тех, кто интересуется военной историей нашего района, название урочища Попова Горка, расположенного  возле агрогородка Блонь, ассоциируется, в первую очередь, с холокостом: в этом месте в сентябре 1941 года каратели расстреляли 1260 человек еврейской национальности. А то, что там же  находится братская могила советских воинов и партизан, знают, скорее всего, только местные жители, да те, кто внимательно читал книгу «Память. Пуховичский район». И гражданские захоронения, которые тоже есть на Поповой Горке, большого интереса обычно не  вызывают: кладбище как кладбище, только старое.

Лично для меня поводом к тому, чтобы более внимательно изучить некрополь,  образовавшийся на Поповой Горке, стал звонок в редакцию одного из жителей нашего района. Он сказал, что братскую могилу расстрелянных евреев сейчас приводят в порядок, а на захоронение советских солдат и партизан никто, по его словам, внимания не обращает. Пришлось поехать и оценить ситуацию. Оказалось, у Поповой Горки немало и загадок, и проблем..

Действительно, в настоящее время идет процесс  обустройства братской могилы, в которой покоятся расстрелянные в 1941 году жители Пуховичей  и Марьиной Горки. Работы  финансируют еврейские общественные организации. И захоронение не просто благоустраивают. Судя по тому, что уже сделано,  там создается настоящий мемориальный комплекс. Расположенная рядом братская могила советских воинов и партизан тоже не заброшена. Да, памятник, который на ней установлен, не современный (образца 60-х годов прошлого столетия), но он  аккуратно покрашен, на нем закреплена абсолютно  новая табличка с идентификационным номером. Работники Блонского сельисполкома, которые следят за этим воинским захоронением, в плане благоустройства сделали все, что в их силах, и к ним вряд ли могут быть какие-то претензии.  Вопрос вроде бы снят, но кое-что обсудить все-таки хочется.

Раз уж появился повод, я постаралась внимательно осмотреть территорию Поповой Горки.  И подумала вот о чем: все, что там находится,  мы воспринимаем обособленно. Но это, на мой взгляд,  не совсем верно. Некрополь в этом урочище — это единый комплекс. И связующее звено в нем — Великая Отечественная война.

У председателя Блонского сельсовета Елены Гнедько я поинтересовалась, есть ли сведения о  существовании довоенных захоронений на Поповой Горке. Ответ получила отрицательный. До 1941 года это было просто высокое место за околицей деревни. Отталкиваясь от этого, можно проследить логику формирования некрополя.

В 1941 году каратели по каким-то причинам выбрали  Попову Горку для массовых казней. Здесь уничтожили самое большое количество людей в нашем районе — 1260 человек. Урочище стало местом скорби.

В 1944 году, в результате боев за освобождение района от немецко-фашистских захватчиков,  на Поповой Горке появилось воинское захоронение, в котором покоятся, судя по документам, 29 советских солдат и один партизан. Мемориальной доски на памятнике, который там установлен, нет. В учетной карточке этого захоронения, хранящейся в районном краеведческом музее,  записано только одно имя: партизан Евгений Павлович Макаров. Хотя в первоначальном варианте этого документа, электронную копию которого можно найти на портале Министерства обороны Российской Федерации «Память народа», есть еще два имени —  рядовые Александр Яковлевич Голуб и Иван Николаевич Буделев.

Обелиск в память о семье Идельчик.

Я попробовала сравнить доступные  данные о безвозвратных потерях  воинских частей, освобождавших Блонь, списки тех, кто похоронен еще в одной братской  могиле на окраине  агрогородка, списки похороненных на территории Блонского сельсовета советских солдат, и сразу поняла, что в этом деле существует большая путаница. Здесь есть над чем поработать поисковикам.

Теперь о гражданском кладбище. Все, кто там похоронен, — евреи. Кладбище, судя по датам на надгробьях,  стало формироваться после окончания  Великой Отечественной войны.  Самая старшая могила, на которую я обратила внимание, датирована 1947 годом. Последние захоронения там проводились в середине 1960-х годов: по словам Елены Гнедько, примерно в это время кладбище закрыли. Когда я читала надписи на надгробных плитах, почему-то подумала, что захоронения в этом месте появились не просто так.  Не все местные  жители еврейской национальности погибли на Поповой Горке: кто-то в первые дни войны  успел уехать, кто-то ушел на фронт, а кто-то сумел выжить в годы оккупации. После победы люди узнали о страшной судьбе своих родных. И появились завещания выживших после смерти похоронить их там, где покоится прах близких, — практика традиционная для людей любой национальности.  Думаю, именно поэтому на Поповой Горке образовалось небольшое еврейское кладбище.

Я почему-то уверена, что не ошибаюсь, хотя это предположение еще никто не подтвердил, но и не опроверг.

Хочу заострить внимание еще вот на чем: на территории гражданского кладбища есть еще один памятник жертвам фашизма. Поставили его родственники. Надпись на плите гласит: «Зверски замученные немецко-фашистскими оккупантами в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов мать и сыновья Идельчики: Стася Х. — 1872, Израиль Г. — 1901, Лев Г. — 1908, Аба Г. — 1911». Это имена наших земляков — жертв холокоста.

А братская могила мирных жителей — безымянная. Лично я знаю, как звали только одну маленькую девочку, которая там покоится, — Нелли Корнейчик, дочка белорусского историка Ефима Корнейчика. Также известно, что там похоронены родственники российского музыканта Михаила Турецкого. Если предположение о том, что на гражданском кладбище в урочище нашли последний приют родные тех, кто покоится в братской могиле, то мы можем назвать если не конкретные имена зверски замученных людей, то хотя бы семьи, к которым они принадлежали. Это тоже шаг к восстановлению памяти.

Сегодня гражданское кладбище имеет не совсем ухоженный вид. Понятно, что содержать могилы в порядке — дело семейное. Но,  похоже, что рядом  родных уже нет. Со временем  в урочище будет воздвигнут достойный  мемориал на братской могиле  расстрелянных в 1941 году мирных жителей. А окружать его будут покосившиеся ограды и упавшие могильные камни. Мне кажется, что к Поповой Горке пора начать относиться как к мемориальному комплексу, не разделяя захоронения на военные и послевоенные. А еще основательно исследовать. По сведениям, в урочище есть еще несколько одиночных захоронений. Одно из них — погибшего партизана.

Посыл этот в первую очередь к общественности. У нас есть хороший пример общественной заботы — мемориал в урочище Боруслово. Попова Горка может стать продолжением. Хотелось бы получить отклик от тех, кого заинтересует эта тема.

Наталья ПАРХОМЧИК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *