Нет случайных встреч — история крепкой мужской дружбы длиною в 20 лет

Владимир Синкевич и Сергей Добудько.

«Нет случайных встреч: или Бог посылает нужного нам человека, или мы посылаемся кому-то Богом, неведомо для нас»… Эти слова принадлежат священнику Александру Ельчанинову (1881-1934 годы). Но, я думаю, их мог бы сказать каждый, кто знает, что такое дружба и что такое друг…

Генеральный директор СООО «Морозпродукт» Сергей  Добудько и работник этой компании Владимир Синкевич также уверены в том, что каждый человек, который приходит в нашу жизнь, появляется в ней не просто так. Любая новая (даже кратковременная) встреча — это вклад в личный жизненный опыт: кто-то тебя чему-то учит, кого-то учишь ты. Но есть люди, которые приходят в нашу жизнь не на час или день, а чтобы навсегда остаться в ней. С ними  мы делим печали и радости, преодолеваем «огонь, воду и медные трубы», во многом дополняя друг друга.  И называем этих людей своими друзьями, благодаря судьбу за то, что когда-то пересеклись наши дороги.

Такая неслучайная встреча Сергея Васильевича и Владимира Владимировича произошла более 20  лет назад. К ней каждый шел своей дорогой…

«Для  меня  нет  званий  и  чинов —  есть  человек»

Сергей Добудько выбрал профессию военнослужащего наверняка не случайно: для человека,  родившегося в Ростовской области и имеющего крепкие казачьи корни, этот выбор был скорее закономерен.

— Я окончил Новочеркасское высшее военное командное училище связи,— рассказывает Сергей Васильевич. — Учился хорошо, поэтому  на распределении предложили начать службу в Москве. Я отказался:  мечтал о живой, а не о кабинетной работе. Поехал по распределению в Белорусский военный округ. Начальник специальной группы связи, начальник телеграфного центра — такие были мои первые армейские должности. Рабочий день — от подъема до отбоя. Не представлял, что может быть как-то по-другому. Просто хотелось добиваться с личным составом самых высоких результатов.

Усердие в службе не осталось незамеченным: лейтенант Добудько был досрочно представлен к получению очередного воинского звания. Правда, улыбается Сергей Васильевич, как раз тогда был сокращен с трех до двух лет период между этими двумя званиями. Так что награда по факту  оказалась скорее моральной…

В 1984 году Сергей Добудько окончил Ленинградскую военную академию связи. И вновь на распределении прозвучало для многих волшебное слово: Москва.  Но Сергей Васильевич вновь отказался. Мотив был тот же: если служить, то служить с личным составом. Тогда в командировочном листе написали: Бурундай… Что это и где это, Сергей Васильевич узнал в библиотеке, куда отправился сразу после распределения. Что ж, Казахстан так Казахстан. Комбат так комбат…

А комбат был так молод: всего четыре маленькие звезды на погонах! Потому приняли его в новом армейском коллективе, скажем, несколько настороженно.

— В Бурундае я прошел серьезную школу,— считает Сергей Васильевич.— Пришлось многое  менять в организации службы, в отношении подчиненных к ней. Я, капитан, командовал людьми, которые были и званием,  и по возрасту старше. Чтобы зарекомендовать себя, заслужить доверие, предъявлял высокие требования не только к подчиненным, но, прежде всего, к себе. К решению любого вопроса старался подходить честно, по совести. Всегда думал о том, чтобы завтра я мог открыто, не стыдясь, смотреть в глаза любому человеку. С тех пор, собственно, ничего не изменилось. Я старался так жить всегда. И детей своих учил и учу поступать также…

В 1984 году из Казахстана Сергей Добудько был командирован на Кубу. Но и это экзотическое место службы  не было «подарком»: вдали от Родины, тяжелый климат, «горячие» командировки, о которых тогда было не принято говорить…

После службы на Кубе Сергей Васильевич вернулся в Беларусь, снова отказавшись от службы в Москве. Был назначен начальником штаба 86-й бригады связи, дислоцировавшейся в Минске. Здесь досрочно получил звание полковника.

 «У  смерти  меня  отмолила-выплакала  мама»

Владимир  Синкевич — белорус, уроженец Хойникского района. Связать свою жизнь с военной службой решил после прохождения срочной службы. Поступил в школу прапорщиков. Тогда ничего плохого в выборе сына ни отец, ни мать не увидели.

Полгода учебы в Самаркандской школе связи пролетели незаметно, и Владимир был направлен для прохождения дальнейшей службы в Осиповичи. Женился. Казалось бы, все складывается замечательно. Но это был 1985 год — время, когда каждый военнослужащий мог быть в любой момент направлен в командировку в Афганистан. И правду об этих командировках тогда  уже все хорошо знали.

— Трудно было говорить матери о том, что не стоит беспокоиться за меня, если она видела, как соседи встречали цинковый гроб вскоре после того, как их сын уехал в Афганистан, — рассказывает Владимир, у которого и сегодня дрожит голос, когда он вспоминает Афган и представляет, сколько слез пролила и сколько молитв прочитала его мать, ожидая сына с войны. — Отец говорил, что мама вскакивала по ночам и плакала, прося всех святых о том, чтобы берегли ее ребенка. Эта молитва и спасла меня, я верю… А как иначе? Вспомнить хотя бы  один только эпизод… В тот день водитель, в кабине с которым я ехал в колонне, уронил сухарь. Он попал под педаль газа и мешал вести машину. Я наклонился и убрал сухарь. Выпрямившись, заметил в лобовом стекле отверстие от пули. Она застряла в кабине как раз на уровне моей головы. Случайность? Не знаю… Пулю достал и храню до сих пор… А вообще я каждую минуту там чувствовал, как меня ждут на Родине… Пока я был в командировке, у меня родилась дочь. Я увидел ее впервые, когда ей исполнилось уже 11 месяцев…

Афганские воспоминания даются непросто… И это не удивительно, ведь они связаны с горечью потерь, с воспоминаниями об операциях, с которых возвращались не все. Буквально в первые «афганские» дни и Владимир Синкевич участвовал в боевой операции, где погибли двое его сослуживцев. А троих  тяжело ранило. Тогда понял, что нет действительно ничего страшнее войны.

Но от нее Владимир Владимирович не прятался. Участвовал в нескольких боевых операциях, за которые награжден медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды.

К ордену был представлен за то, что во время одного из рейдов смог восстановить движение автоколонны.

— Душманы, как правило, выводили из строя первую и последнюю машины. Дальнейшее движение тогда становилось невозможным, что облегчало врагам задачу по уничтожению колонны, —  вспоминает Владимир Владимирович. — После того, как прогремел взрыв, я выскочил из своей машины, достал фал, зацепил горящий автомобиль и стянул его в пропасть. Движение было восстановлено…

Выжить в Афгане, уверен Владимир Синкевич, ребятам помогала крепкая армейская дружба, опыт, который прибавлялся после каждого боевого выхода, и, конечно, материнская молитва… Поймет тот, кто сам пережил подобное…

И таким человеком в жизни Владимира Владимировича стал его командир — Сергей Добудько. Судьба свела их уже в Беларуси: Владимир после Афганистана попал служить в часть, которой командовал Сергей Васильевич.

— Я видел перед собой исполнительного, добросовестного и порядочного человека, которому можно доверять, который максимально честно делал свое дело, — говорит Сергей Васильевич. — А я ценю в людях эти качества. Поэтому совсем не случайно наши отношения в какой-то момент стали больше, чем просто служебные. Кто-то, может быть, удивится этому, но только не тот, кто меня знает. Никогда, выстраивая отношения, я не задумывался о чем-то вроде званий, чинов, статуса. Если вдруг для вас это важно, то забудьте о дружбе. Ее просто не может быть…

— Сергей Васильевич был моим командиром,— говорит Владимир Синкевич. — И, к счастью, стал другом. Я знал, что могу прийти к нему с любым вопросом, что буду выслушан и понят. И с тех пор ничего не изменилось. Мы уже два десятилетия дружим и работаем вместе.

В  одной  команде

В  конце 90-х Сергей Добудько уволился в запас. К моменту завершения своей воинской  карьеры полковник Добудько был награжден за добросоветсную службу орденом «За службу Родине» и 19-ю медалями. Поэтому признается, что решение оставить службу далось непросто, но оно было взвешенным и осознанным, несмотря на то, что в то экономически сложное время начинать строить жизнь с нуля решались немногие.

Сергей Васильевич говорит, что тогда судьбоносной для него стала встреча с человеком, у которого был свой бизнес. Их совместная работа  стала и первым опытом работы на гражданке, и поводом подумать о том, чтобы начать свое дело.

— Идея организовать в республике производство мороженого возникла у меня благодаря воспоминаниям о посещении дворца мороженого Coppelia в Гаване, — рассказывает Сергей Добудько. — Вспомните 80-90-е годы: мы разнообразием этого лакомства не были избалованы. Два-три вида — собственно, и все. А там я увидел около ста различных видов мороженого. И оно было невероятно вкусным…

Партнеры нашлись, и в 1999 году в магазинах появилось первое мороженое «Гоша» и «Триумф» от СООО «Морозпродукт».

Чтобы  начать производство мороженого, Сергею Васильевичу нужно было собрать команду людей, которые также не побоялись бы начинать что-то новое. Логично, что в этой команде оказался Владимир Синкевич.

— Я никогда не называю должность Владимира Владимировича по штатному расписанию, — улыбается Сергей Васильевич. — Прежде всего, он мой друг. Так и представляю его всегда. Но, безусловно, он и работник компании, человек из нашей большой команды, численность которой сегодня уже более 750 человек.

*   *   *

…Столько воды утекло с того дня, когда пересеклись дороги этих людей! Выросли их дети (двое дочек у Владимира Синкевича, два сына и дочь — у Сергея Васильевича), родились внуки. И они все также общаются и дружат. Внук Владимира Синкевича (к слову, тезка деда) всем говорит о том, что есть у него взрослый друг, у которого много вкусного мороженого.

Семьи героев моего материала часто встречаются в доме Сергея Васильевича. Здесь, на берегу Титовки, кажется, просто идеальное место для тех, чьи сердца открыты для дружбы и искреннего человеческого общения. Я поняла это, как только сделала шаг во двор: тут не просто красиво — тут светло и тепло даже в холодный ветреный день. Может, от того, что прямо во дворе «заблудилась»  целая березовая роща, которая освещает пространство вокруг себя? Или от того, что тихонько, будто с призывом-приглашением, поскрипывают детские качели на площадке, заботливо оборудованной для самых маленьких гостей?.. Странно, но я действительно почувствовала сразу: каждый сантиметр пространства словно наполнен душевностью и теплом. Кто дизайнер такого настроения? Я знаю ответ: это люди, живущие здесь, и люди, которые их окружают, благодаря тому, что нет в нашем мире случайных встреч…

Елена  ШАНТЫКО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *